Этика в страховании

А.А. Шахт. Конец XIX — начало XX века

  • Деятельность ликвидатора имеет много сходства с деятельностью врача. Если врач призван исцелять физические недуги, то призвание ликвидатора убытков в исцелении недугов экономических. 
  • При исполнении всякой ликвидационной задачи ни на одну минуту не следует забывать, что приходится иметь дело с пострадавшим от несчастья, все равно, будет ли это несчастье случайное или вызванное собственной виной, или даже преступностью. Преступность перед обществом или всей ассоциацией страхователей, это ведь тоже несчастье. Поэтому враждебность при всех обстоятельствах должна быть исключена; руководящий принцип — доброжелательство и стремление исправить несчастье настолько, чтобы это не могло служить выгодой для одного и в явный ущерб для многих или даже в ущерб общественной безопасности. 
  • Предвзятая подозрительность никогда неуместна, но в то же время ни одно обстоятельство, ни один документ, ни одно заявление или притязание не должны быть приняты на веру, а все подвергается самому тщательному исследованию. На объективность исследований не должны влиять ни побочные обстоятельства, ни какие-нибудь соображения меркантильного характера, ни, наконец, те или другие лица, сильные по своей авторитетности и общественному положению. 
  • Строгой последовательностью в действиях, на основаниях, указанных в страховом договоре, необходимо удерживать за собою руководящую роль и привлекать страхователя к участию и исполнению во всем, что относится к его обязанностям в целях выяснения и доказательства предъявленных требований. 
  • Неуместно говорить, высказывать предположения и тем менее спорить об обстоятельствах, фактах и цифрах, еще не проверенных и документально не установленных. 
  • Непосредственное преследование и уголовные репрессии не входят в ликвидационную задачу, как нечто абсолютно необходимое, напротив, в пределах возможности, такое преследование должно быть избегаемо. При наличии преступных действий: поджога, обмана и домогательства к получению недозволенной выгоды, главная цель заключается в преграждении успеха к осуществлению выгод от пожара, т. е. в ограничении требований до пределов действительного убытка или в установлении достаточных оснований для отказа в вознаграждении, если совершены очень существенные проступки против договора. Если ни один страхователь не получит никаких излишков сверх действительно понесенной потери, а очень преступные лица будут лишены возмещения за убытки, то солидарные интересы страховщиков и страхователей всего лучше будут ограждены, помимо уголовной репрессии, которая в таком случай скоро сделается совсем ненужной, так как самая почва для преступных деяний по страхованию будет отнята. Такой благоприятный результат вполне достижим при целесообразной постановке ликвидационной деятельности. 
  • Непозволительно пользоваться простодушием, неосведомленностью или непониманием страхователя относительно значения договорных условий. Уловление хитростями исключается совершенно и, напротив, всегда необходим открытый способ действий. Требовательность в исполнении всех условий договора, при должном их разъяснении и предупреждении о последствиях неисполнительности, всего лучше могут гарантировать справедливость соглашения. 
  • Что уменьшение цифры вознаграждения во что бы ни стало, хотя бы с явным ущербом для страхователя, может составлять заслугу ликвидатора и выгоду для страхового учреждения, эта ложная мысль раз на всегда должна быть оставлена. Всего больше она свойственна молодым, начинающим ликвидаторам, которые обычно имеют в виду только цифровой успех непосредственной, отдельной задачи. Истинное же понимание этой деятельности, во всем ее объеме, должно открывать более широкий кругозор. Отдельный случай так называемой "выгодной ликвидации" вовсе не создает благополучия для страхового учреждения. Только все случаи, вместе взятые, в общей их совокупности, при правильном и справедливом определении убытков, без допущения недозволенных выгод для страхователей, но и без явных для них притеснений и урезок, могут обеспечить общее благосостояние как для страхователей, так и для страховщиков. Именно в этом кроется гармония интересов и истинное торжество идеи страхования, которая выражает принцип братства и никаких несправедливостей не допускает. 
  • Запугивания и угрозы, с целью понуждения и вымогательства согласия на ликвидационную сделку, принадлежат к самым низменным и совершенно недопустимым приемам. Но откровенное доброжелательное предупреждение о невыгодных последствиях нарушения договорных условий, сокрытие истины и лживости показаний — сюда не относится. Напротив, оно вполне уместно и требуется этикой, особенно, когда делается не post factum и не с целью давления, а именно в видах предупреждения и ради ограждения самого страхователя от вредных для него поступков, часто являющихся только результатом неосведомленности или следствием дурных советов. 
  • Нарушения и упущения в исполнении формальных требований договора, если таковые произошли ненамеренно и остались без существенного влияния на качество риска, никогда не должны бы служить поводом для давления на страхователя, с целью урезок в сумме вознаграждения и для мотивирования требуемых от него уступок. Вообще никакой торг недопустим, и если может быть речь об уступках и снисходительности, то больше со стороны страхового учреждения, чем со стороны пострадавшего. 

медиа-центр

Итоги конференции «RISKS&CLAIMS-2017. Оценка страховых рисков и урегулирование убытков».

20 Сентября 2017 года в Москве в отеле Метрополь состоялась Международная конференция «RISKS&CLAIMS-2017. Оценка страховых рисков и урегулирование убытков». Организатором конференции выступила Национальная Ассоциация Страховых Аджастеров (НАСА).

Подробнее...

Богачев А.В. - ЗВЕНО МЕЖДУНАРОДНОГО ДОВЕРИЯ

Богачев А.В. - ЗВЕНО МЕЖДУНАРОДНОГО ДОВЕРИЯ 
Журнал "Современные страховые технологии", апрель 2017 (русский)
Подробнее...